Великая Отечественная война как «война цивилизаций»

Великая Отечественная война как «война цивилизаций»

Вардан Эрнестович Багдасарян — д.и.н., проф., зам. главы Центра научной политической мысли и идеологии (Центр Сулакшина) 

Более семи десятилетий отдаляют нас от начала Великой Отечественной войны. Казалось уровень изучения истории военного времени должен находиться на очень высоком уровне. Ежегодно появляются новые монографии, сборники документов, защищаются диссертации. Однако нет — историософии Великой Отечественной войны, то есть осмысления ее с позиций мирового исторического процесса, вопросов о судьбе России и человечества. В данном случае предлагается ее осмысление с позиций цивилизационного подхода. На рассмотрение выносится тезис о Великой Отечественной войне как войне цивилизаций.

ЧАСТЬ 1

ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ ВОЙНЫ: ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА В ПРОЕКЦИИ КОНФЛИКТА РОССИЯ-ЗАПАД

С подачи Самуэля Хантингтона в широкий оборот вошло понятие «цивилизационная война». Несмотря, что данная категория сравнительно новая, феноменология «цивилизационных войн» обнаруживается столь исторически давно, сколько существуют человеческие цивилизации. Идентифицируются различные типы цивилизационных конфликтов.

Одни из них ведутся за доминирование в соответствующей цивилизации того или иного центра силы. Часто это войны цивилизационного центра и цивилизационной периферии.

Другой тип цивилизационных войн определяется борьбой цивилизаций за геополитическое доминирование. Межцивилизационное соперничество ведется в данном случае за буферную зону. Такая борьба, в частности, велась между русской православной цивилизацией и номадной цивилизацией великой евразийской степи. Войны за геополитическое доминирование могли быть довольно жестокими и сопровождаться гекатомбами жертв. Вначале одна цивилизация геополитически теснила другую, затем — ситуация могла меняться на противоположную.

Третий тип конфликта цивилизаций — войны цивилизационных антагонистов. Вопрос здесь стоит не только о геополитических противоречиях. Сталкиваются цивилизационные ценностные проекты. Цивилизационный антагонист — не просто противник, а воплощенное мировое зло. Соперничество цивилизационных антагонистов — это борьба на уничтожение. При наличии цивилизационно-антагонистистических отношений, легитимность одной цивилизации подразумевает нелигитимность другой.

По истории России известны все три типа цивилизационных конфликтов. Особняком в них стоит противостояние с консолидированным Западом. Это и было, как раз, противостоянием цивилизационных антагонистов. То, что Россия и Запад принадлежат генетически к христианской религиозной в данном случае не сближало, как считали сторонники российской европеизации, а разъединяло. Сам факт существования иной христианской цивилизации бросал вызов в отношении антипода. Подлинность одной версии христианства предполагало неподлинность и самозванство другого. Конфликт Россия-Запад является на сегодня политическим, экономическим, информационным фактом. Возникает вопрос о возможностях снятия конфликтных противоречий. Но прежде чем говорить о путях выхода из конфликта, надо определить природу этого конфликта. Принципиально важно начать с выбора масштабов анализа.

Какое масштабирование может быть применено к современному конфликту Россия-Запад. Это могут быть масштабы текущего момента, десятилетий, столетий, тысячелетий. Если мы рассматриваем конфликт исходя из масштаба текущего момента, то и выводы природы этого противостояния будут соответствующие. В данном измерении — это конфликт президентов, политических элит.

Поднимаем планку масштабирования и говорим, соответственно, о десятилетиях. Тогда имеет место уже другой конфликт, определяемый как «новая холодная война». По сути, воспроизводится та ситуация борьбы, которая имела место до распада Советского Союза. И тогда уже субъектами противостояния оказываются не два президента, а два государства — США и Россия.

Поднимаем планку масштаба еще выше — говорим о столетиях. И тогда обнаруживается, что и до Советского Союза конфликт Россия-Запад имел место быть. Соответственно, речь идет уже о другой войне — войне цивилизационной. Цивилизация Запада — с одной стороны; русская, (российская) цивилизация — с другой стороны.

Но можно планку масштабирования поднять еще на одну ступень выше — говорить о тысячелетиях. И тогда уже сущность борьбы будет понимаема в качестве мегавременного конфликта сил эволюции и контрэволюции. Это борьба на уровне фактически выхолощенных из современных гуманитарных наук категорий добра и зла.

В предлагаемом рассмотрении выдвигается тезис о Второй мировой войне как войне цивилизаций. И наряду с общечеловеческим, существовало и цивилизационное значение советской победы. Ввиду слабой представленности самого осмысления феномена Великой Отечественной войны через призму конфликта цивилизаций, остановимся на этом вопросе подробнее. Индикативное значение имеет здесь начавшийся сразу же после распада СССР процесс демонтажа и надругательств над советскими воинскими мемориалами в Европе. Не прекращается он и по сей день.

Где истоки подобно отношения? Откуда такая ненависть? Попытаемся далее в этом разобраться. Все это прекрасно понимают. Но говорить об истинном содержании конфликта 70-летней давности открыто не принято, не политкорректно.

Если идет война, то в каждой войне есть противник. Соответственно, возникает тривиальный вопрос, а кто был противником с той стороны? И этот вопрос о противнике последовательно размывается и выхолащивается. С началом войны фашизм определялся, как мировое зло, вспоминая слова великой песни, «отродье человечества». Фашизм рассматривался как воплощенное зло, близкое к злу абсолютному. Далее фашизм определялся в советской историографии как экстремальное проявление империализма. Следующим этапом понимание фашизма исторически суживалось до трактовки его в качестве идеологии крайне правых 1920-х — первой половины 1940-х годов. Дальше масштаб определения противника еще более сузился. Выдвигается тезис о некорректности использования дефиниции фашизм, который имел место исключительно в Италии. В качестве противника теперь номинируется нацизм (национал-социализм). Дальнейшая конкретизация приводит к определению в качестве врага НСДАП и гитлеризма. И, наконец, имея ввиду тренд перехода к изучению истории повседневности, антропологизации истории, онтологический противник вообще исчезает. Враг оказывается не номинирован, и его определение размыто.

Нужно вновь расставить акценты кто был противник в войне. Ответ — НСДАП или гитлеровский режим нельзя признать в этом отношении удовлетворительным. Такой ответ ничего не дает ни когнитивно, ни аксиологически.

Материал подготовлен в рамках историко-патриотической программы «Моя победа»

Источник новости: http://moyapobeda.ru/velikaya-otechestvennaya-vojna-kak-vojna-civilizacij.html

share